Краткая история альпинизма

Горы с присущей им аурой мистики и приключений всегда влекли к себе человека. Они могут быть и местом уединения, и ареной великих достижений.

Согласно самым ранним источникам, горы издавна ассоциировались с основными религиозными верованиями человечества, равно как и с именами философов, художников и ученых. Многие горы и поныне считаются священными, а их вершины — запретными. Это, в частности, касается Канченджанги (8585 м), Мачапучаре (6993 м) и Кайласа (6700 м). Последняя считается престолом Шивы и является центром поклонения индуистов и буддистов. Коренные жители Северной Америки по-прежнему воспринимают голые безлюдные вершины как священные родовые святилища, закрытые для человека. Подобное мистически-религиозное отношение к горам наблюдается повсюду в мире; достаточно назвать Олимп, обитель греческих богов, гору Кения, место обитания духов народа кикуйю, гору Синай с десятью заповедями Моисеевыми. Возвышенные места часто связаны для человека с великими идеями и высокими помыслами.

Хотя в данной книге больше говорится о практической стороне восхождений, достижения путешественников, мыслителей, художников и мистиков самым замысловатым образом вплетаются в общую канву альпинизма как спорта. Реакция людей на горы с течением лет претерпела заметные изменения: от суеверий древности (в 1690 г. епископ Женевы предпринял «смертельно опасное путешествие» с целью изгнания беса с ледников возле Шамони, которые, «обуянные дьяволом, сносили амбары с хлебом») через романтизм к исследованиям нашего времени, цинично именуемого «эрой природопользования».

Сегодня нам трудно понять суеверный страх, который испытывали наши предки, глядя на недоступные пики и веря в то, что их населяют духи, демоны и монстры всех мастей.

Однако сейчас подобные предубеждения живут в сердцах тибетцев и представителей других горных народов и племен.

Любые рассказы о восхождениях неминуемо игнорируют достижения многих и многих пионеров минувших веков, оставшихся неизвестными. Ведь гора Олимп, колыбель греческой мифологии, вне сомнений, некогда видела своих первых покорителей; то же справедливо и в отношении других вершин и горных перевалов. Однако в давние времена записи о восхождениях не велись, а историки альпинизма могут опираться только на письменные источники.

Западная горная историография приписывает первое покорение Монблана (1786 г.) восходителям из Шамони: ученому Мишелю Паккару и охотнику за горным хрусталем Жаку Бальма, и с того момента ведет свой отсчет «настоящий альпинизм». Полагают, что вершина Юнгфрау впервые покорилась в 1821 г. швейцарцам братьям Мейер. Время между основанием в 1857 г. первого клуба восходителей — «Альпийского клуба» — и эпической «битвой» за вершину Маттерхорн, трагической историей экспедиции Уимпера в 1865 г., считается «Золотым веком» альпинизма. Менее чем за 10 лет человеку покорились более 200 величайших пиков Европы, по большей части благодаря усилиям британских восходителей и их альпийских проводников.

Временем рождения альпинизма как спорта можно считать конец XIX в., когда этот вид активного досуга приобрел популярность среди британской элиты. Члены «Альпийского клуба» — судьи, профессора, священники — придали ему необходимую респектабельность, и в течение многих лет «научные исследования» служили все более и более эфемерным обоснованием и объяснением набиравшего силу увлечения горами.

Вскоре поклонники альпинизма начали совершать серьезные восхождения по все более сложным маршрутам на уже покоренные вершины, то есть альпинизмом стали заниматься ради самого альпинизма. Трасса Гуджи на Юнгфрау, проложенная досточтимым Георгом; покорение хребта Бренва на Монблане британскими альпинистами Адольфусом Муром, Горацием и Фредериком Уолкерами (отцом и сыном), Джорджем Мэтьюзом и местными гидами Мельчиором и Джекобом Андереггом; многие сложные и замысловатые маршруты англичанина Альберта Маммери — все это были первые великие альтернативные пути. Европейцев с континента представляли такие истинные мастера своего дела, как француз Мишель Кроз и швейцарец Александр Бердженер, предшественники современных высококвалифицированных альпийских гидов, и ныне каждый сезон прокладывающих все новые маршруты. Даже преподобный Ахиллес Ратти (позже папа Пий XI) незадолго до восшествия на святой престол участвовал в прохождении нового маршрута на Монблане, маршрута Гриз. Жительница французской деревни Мария Паради была первой женщиной, поднявшейся в 1808 г. на Монблан, и после нее женщины стали все чаше появляться на склонах гор.

Мода на восхождения распространялась по всему миру. Американский священник Уильям Кулидж покорил 600 «великих трасс» (термин, применявшийся в свое время для характеристики одного из известных альпийских маршрутов, включавший в себя восхождение на отдельно стоящую вершину) вместе со своей тетушкой и собакой; заявили о себе и швейцарцы братья Франц и Джозеф Лохматтерьт. Начало XX в. вплоть до Первой мировой войны, вынудившей альпинистов сделать паузу, стало свидетелем беспрецедентного числа восхождений с прокладыванием новых замечательных маршрутов, в частности, Хамфри Джонсом, Джеффри Винтроп-Янгом, Арманом, Жоржем и Яном Шарле, Джорджем Маллроем, Лораном Кру, Жюлем и Морисом Симон, а также партнером и проводником Винтроп-Янга Джозефом Кнабелем. Восхождения происходили в Великобритании, Южной и Северной Америке, Австралии, Южной Африке, Новой Зеландии.

В Америке район Колорадо стал одним из основных полигонов для восходителей, превратился в центр американского альпинизма. Здесь Скалистые горы вздымаются над равнинами, являя собой как бы гигантскую приливную волну, вызванную геологическим подъемом, и предоставляя возможности для полного спектра восхождений, от боулдеринга до классического альпинизма, в том числе протяженных стенных маршрутов. Стала зарождаться концепция преодоления более сложных маршрутов, привлекавших именно своей сложностью, и местность вокруг Боулдера, включающая Халлетс-Пик, Эстес-Пик и Лонге-Пик (благодаря крутому и не прощающему ошибок восточному склону известен как «американский Маттерхорн»), стала меккой для американских восходителей.

И все же европейские Альпы по-прежнему воспринимались как главное место проверки сил, и перспектива первовосхождений влекла туда лучших альпинистов со всего мира. Некоторые имена стоят особняком, например Рикардо Кассина, совершившего в 1938 г. великолепное восхождение на чрезвычайно коварный отрог Уолкер Большой Юры: членов немецко-австрийской команды Андерля Хекмайера, Людвига Вёрга, Генриха Харрера и Фрица Каспарека. в том же году совершивших первое восхождение на Эйгерванд (северный склон Эйгера); Уолтера Бонатти, в 1955 г. за 6 дней в одиночку поднявшегося на гору Дрю.

В 1954 г. два великих британских мастера Дон Уилланс и бесподобный Джо Браун, предприняли решительный штурм Альп, совершив несколько великолепных первовосхождений. В 1961 г. тот же Дон Уилланс с другими своими соотечественниками, Крисом Бонингтоном, Ианом Клафом и Джаном Джоглошем, предприняли успешное восхождение на Френей в массиве Монблан.

В середине 1960-х штурмовали Альпы и американцы: Джон Харлин, Гэри Хемминг и Ройал Роббинс преодолевали сложнейшие маршруты, включая американский прямой на Дрю.

В самой Америке местные восходители начали осваивать пики в районе Боулдера (Колорадо), а также стены Иосемитской долины. Подобные испытания способствовали повышению уровня подготовки альпинистов и привлекали людей со всего мира, которые стремились испытать себя на весьма популярных в те годы горных участках. Маршруты с такими воодушевляющими названиями как «Обнаженная гряда», и сегодня вызывают трепет своими ограниченными возможностями для страховки и технической сложностью.

По мере того как горы Европы и Америки покорялись натиску постоянно растущего числа восходителей, лидеры мирового альпинизма обращали все более пристальное внимание на другие высочайшие горные цепи планеты. В течение многих лет их взоры были прикованы к восьмитысячникам. и в первую очередь, естественно, к Эвересту. С самого начала XX в. англичане, пользуясь имперскими связями метрополии с Индией, подбирались к Джомолунгме, Матери-Богине гор, как называют Эверест китайцы, но лишь в 1953 г. Эдмунду Хиллари и шерпу Тенцингу удалось ступить на ее вершину.

В Гималаи потянулись экспедиция за экспедицией, пока не были покорены все восьмитысячники. Далее началось освоение альтернативных маршрутов, и уже сравнительно недавно Гималаи стали именовать «супер-Альпами». Бескислородные восхожодно-суточные альпинистские штурмы. зимние трассы и все более и более сложные пути восхождения — неотъемлемая часть жизни сегодняшних Гималаев, где более стремительные и более дерзкие броски к вершинам неизбежно приходят на смену прокладыванию новых маршрутов.

В 1970—1980-е гг. в Южной Америке внимание «крутых» альпинистов привлекли, в частности, горы Патагонии, Аргентины и юга Чили, тогда как все прочие устремились на покорение более доступных пиков Боливии и Перу. Было проложено много новых сложных трасс, в том числе в результате уже упоминавшегося сомнительного «лестничного» восхождения итальянца Чезаре Маэстри на Серро-Торре в Южной Патагонии.

В числе современных «мишеней» альпинистов — покрытые вечными снегами, обдуваемые штормовыми ветрами вершины Патагонии, Антарктиды и уединенных горных хребтов Канады. Удаленность и общая труднодоступность делают эти объекты вожделенными в глазах современных искателей приключений, и пройдет, вероятно, немало десятилетий, прежде чем у каждого пика появится свой покоритель. Приятно сознавать, что пионерам будущего есть где утвердить себя в качестве таковых.

Историю современных восхождений невозможно отделить от непрерывного процесса совершенствования снаряжения. Едва ли можно сравнивать возможности первобытного человека с медвежьей шкурой на плечах и сандалиями на ногах, трепетавшего при виде заоблачных вершин, и современного восходителя, облаченного в костюм из гортекса, обутого в пластиковые ботинки с «кошками». Веревки, страховочное оборудование, одежда, обувь, бивачное снаряжение, средства выживания — все это в последнюю четверть века претерпело революционные изменения и, с одной стороны, упростило отдельные аспекты восхождений, а с другой — вдохновило восходителей на поиск более сложных, более требовательных маршрутов, прохождение известных маршрутов в зимних условиях, на то, чтобы как-то иначе повышать планку.

С учетом сказанного можно утверждать, что восхождения превратились не более чем в игру — игру со своими правилами и этикой, со своими условиями и этикетом. Последствия дилетантизма здесь могут быть более серьезными, чем в других видах спорта, но это тем не менее спорт, игра, вид активного досуга, хобби.

<== предыдущая лекция | следующая лекция ==>
Додинастика и Раннее царство. Старое царство | Традиции цветовой культуры различных эпох и народов


Дата добавления: 2020-02-11; просмотров: 69;


Поделитесь с друзьями:

Вы узнали что-то новое, можете расказать об этом друзьям через соц. сети.

Поиск по сайту:

Введите нужный запрос и Знаток покажет, что у него есть.
Znatock.org - Знаток.Орг - 2017-2020 год. Материал предоставляется для ознакомительных и учебных целей. | Обратная связь
Генерация страницы за: 0.007 сек.