Пять основных периодов замкового строительства в Японии

В истории замкового строительства в Японии можно выделить 5 основных периодов:

1. От зари японской истории до середины VII века н.э. В это время наблюдаются крупные миграции с материка. Пришельцы старались отвоевать себе территорию у коренных жителей японского архипелага (эдзо) и удержаться на ней.

2. Со второй половины VII века до X века. С реформ Тайка 645 г. началось образование централизованного государства. Крепости строятся в пограничных областях для защиты от нападений эдзо и как плацдармы для новых завоеваний, а также для защиты от возможного вторжения из Кореи. Наряду с прочими культурными заимствованиями из Китая и Кореи приходят и идеи, связанные с фортификацией.

3. С XI века до середины XVI века Япония находится в состоянии феодальной раздробленности. В это время происходит становление самурайства. Каждый самурайский клан строит себе один или несколько замков.

4. Со второй половины XVI века по начало XVII века происходит объединение страны в единое централизованное государство. Это - «Золотой век» замкового строительства в Японии.

5. С XVII века до середины XIX века в Японии царит мир. Требования безопасности постепенно сменяются требованиями комфорта. В 1868 г. приходит конец феодализму. Позднее замки будут рассматриваться только как архитектурные памятники.

Раскопки неолитического поселения Саннаи-Маруяма в префектуре Аомори привели к обнаружению углублений от шести мощных деревянных столбов диаметров около 1 м. Возможно, это остатки от опорных столбов наблюдательной вышки, хотя археологи не исключают, что это могла быть и религиозная постройка.

Пока вопрос с Саннаи-Маруяма остается открытым, древнейшие укрепленные поселения в Японии относят к периоду Яёи (III век до н.э. - III век н.э.). Военное дело в этот период получило широкое распространение, что подтверждается хотя бы тем фактом, что из 1000 скелетов, датируемых периодом Яёи, 100 несут свидетельства насильственной смерти (для сравнения: в более ранний период Дзёмон из 5000 обнаруженных скелетов только 10 человек умерли неестественной смертью). Поселения в период Яёи окружали рвом (иногда тройным, как в Асахи, префектура Аити) и валом. Поверх вала устанавливали примитивные деревянные укрепления - видимо, простую изгородь. Чтобы затруднить продвижение противника, в ров и на подступах к нему вбивали заостренные колья или разбрасывали ветки с колючками. Для обнаружения противника возводили одну или несколько наблюдательных вышек на мощных опорных столбах (четырех или шести). Вышки по всей вероятности выполняли и роль стрелковых позиций - на их горизонтальных платформах с парапетом располагались лучники. Наиболее интересным из городищ периода Яёи является Ёсиногари на о. Кюсю, где многие укрепления реконструированы в натуральную величину.

Следующий период Ямато (III век - 710 г.) в целом был довольно мирным, и вплоть до середины VII века укрепленные поселения встречались крайне редко. Ситуация резко изменилась во второй половине VII века. Связано это было с двумя причинами: окрепшее государство предприняло попытку вторжения в Корею и стало проводить политику экспансии на север.

Неудачная попытка вторжения японцев в Корею в 663 г. привела к серьезной угрозе ответного вторжения на землю Японии. Японцы перенесли императорскую ставку вглубь страны, создали контингенты «береговой стражи» и возвели береговые укрепления. Из последних наиболее известен Мидзуки, что можно перевести как «водное укрепление». Построенный в 664 г. Мидзуки представлял собой земляные укрепления длиной около 1,2 км, протянувшиеся по равнине между горными массивами. Они должны были задержать высадившийся в заливе Хакато десант от дальнейшего продвижения вглубь о. Кюсю, в том числе защитить региональную штаб-квартиру в Дадзайфу. Основу укреплений Мидзуки составлял массивный вал из утрамбованной земли (шириной 80 м и высотой 10 м), перед которым был устроен широкий заполненный водой ров (шириной 60 м и глубиной 4 м). Еще один ров, на более высоком уровне, был устроен с внутренней стороны вала. Рвы питались водой из рек и дождевой водой. Внешний ров мог быть быстро заполнен водой из внутреннего рва. Для этого в валу была устроена хитроумная система деревянных водопроводов. По крайней мере, в одном месте Мидзуки пересекала дорога, перекрывавшаяся воротами. Значительный участок Мидзуки сохранился до наших дней. Особенно эти укрепления впечатляют в месте, где их прорезают авто-мобильная и железная дороги. Еще два земляных вала (Комидзуки и Касуга) защищали равнины к западу от Мидзуки, а на горных вершинах, к северу и югу от Мидзуки, в 665 г. были построены крепости Оно и Кии.

Вскоре после возведения Мидзуки была построена и сеть крепостей на пути возможного продвижения противника: сначала на острове Кюсю, затем по берегу Внутреннего моря на островах Сикоку и Хонсю вплоть до области совр. Нара. Самым передовым постом стала крепость Канэда на острове Цусима. Эти крепости строились под руководством иммигрировавших корейских инженеров, поэтому они были созданы в корейском стиле: по краю выступающей скальной вершины возводили вал из земли или камней, а внутри крепости устраивали хранилища для риса. Такие крепости были одновременно сторожевыми форпостами и убежищами для местного населения. Крепости поддерживались в боеспособном состоянии около 40 лет. Известно, что в 701 г. они подверглись ремонту. Но затем политическая ситуация в Азии изменилась, опасность вторжения миновала и крепости были заброшены.

Вторая причина всплеска крепостного строительства в Vll-VIll вв. связана с экспансией на север острова Хонсю. Эти территории в то время были заселены эмиси, или эдзо («волосатые люди»), - варварами, по представлениям японцев. Во второй половине VII в. государство Ямато предприняло серьезные попытки поставить этих коренных жителей Японского архипелага под свой контроль. Однако те не проявили должного восторга и упорно сопротивлялись. Поэтому на захватываемых территориях во второй половине VII и на протяжении VIII в. японцы построили ряд крепостей, являвшихся административными центрами и одновременно опорными базами для дальнейшего продвижения на север. Такими крепостями стали Акита, Тага, Хотта и другие. Большинство крепостей строилось на равнине, хотя некоторые (Тага и Хота) были построены на холмах. В отличие от корейских по стилю крепостей на Кюсю эти крепости имели стены не из камня, а из утрамбованной земли на фундаменте из необработанных камней. Они назывались саку, или ки, а в 720-х гг. для обозначения этих крепостей появился термин тиндзё (или тиндзюфу) - «ставка гарнизона». Как следует из названия, в них располагался гарнизон правительственных войск, в обязанности которого входило поддержание порядка на завоеванных территориях. Солдаты этих гарнизонов назывались тиндзю-но-хэй, а командир гарнизона - тиндзю-сёгун. Еарнизон образовывали колонисты из центральной части острова Хонсю, которые были земледельцами и воинами одновременно: в мирное время они обрабатывали землю, а при нападении эмиси брались за оружие. Построив опорные базы-крепости, правительство Ямато перешло к более активным действиям: с последней четверти VIII в. на протяжении около 40 лет оно предприняло пять больших военных кампаний против эмиси (в 776, 788, 794, 801 и 811 гг.), после чего сочло процесс «умиротворения» завершенным. Соответственно и крепости стали не нужны и постепенно пришли в упадок.

В ответ на продвижение войск Ямато эмиси строили укрепления тяси, которые представляли собой крепости, окруженные частоколом и порой земляными валами и рвами. Остатки укреплений этих крепостей, датируемые концом VI-XIII вв., обнаружены на Хоккайдо и северо-востоке Хонсю.

Удивительно, но, несмотря на нередко вспыхивавшие восстания, столичные города в период раннего Средневековья были слабо укреплены по сравнению с пограничными крепостями. Такие столицы как Нара (столица с 710 до 784 г.) и Киото (столица с 794 г.) имели лишь примитивные оборони-тельные сооружения из рва, вала и палисада. Есть сведения, что вокруг Киото в конце VIII в. начали возводить земляную стену, но работы так и не были завершены. И это несмотря на то, что порой, как в 940 г., ввиду опасности появления восставших даже церемонию Нового года приходилось проводить под усиленным патрулированием войск. Даже город Камакура, с 1192 по 1333 г. бывший столицей сёгуната, был укреплен скорее естественными преградами (морем и горами), чем искусственными фортификациями. Искусственные оборонительные сооружения были представлены только длинным земляным валом с частоколом и двумя фортами (Сугимото и Сумиёси) с подобными же укреплениями.

В XI в. центральная власть ослабла, а власть отдельных феодальных кланов усилилась. В XII в. в результате войны Гэмпэй (1180-1185 гг.) между кланами Тайра и Минамото к власти приходит военное сословие и в Японии наступает период развитого феодализма. В это время каждый самурайский клан строит себе один или несколько замков. Пользовались ими только во время войны, а в мирное время феодалы жили в своих поместьях (ясики), которые обычно не имели других оборонительных сооружений, кроме сторожевой башни, изгороди и неглубокого рва.

Располагать замки в то время старались на вершинах гор. Такие замки назывались ямадзиро - «горные замки». Япония - страна очень гористая и изобилующая густыми лесами, поэтому недостатка ни в строительном материале, ни в подходящих для обороны позициях не было, а недостаток искусственных укреплений старались восполнить естественными. Замки были полностью подчинены рельефу местности, и даже вершину горы обычно оставляли нетронутой за исключением вырубки леса, служившего строительным материалом. Если вершина горы имела несколько пиков, замок мог состоять из нескольких площадок, каждая из которых находилась на отдельном пике. Площадки соединяли мостиками.

Укрепления ранних ямадзиро состояли из стен с редкими деревянными башнями и ворот. Оборонительные стены обычно представляли собой частокол, а во внешних укреплениях могла быть даже изгородь. Башни сверху были открытыми и завершались деревянным парапетом. В стенах и башнях делали отверстия-бойницы не только для того, чтобы стрелять из луков и арбалетов, но и для того, чтобы подвешивать на веревках камни и бревна. В случае атаки веревки обрезали, и камни или бревна падали на штурмующих. В трудных условиях 

штурма крутых горных склонов это было весьма действенным оружием. Почти обязательным элементом замка была наблюдательная вышка мономи. Большинство наблюдательных вышек представляли собой простой каркас из бревен и были открытыми. Но изредка встречались и закрытые вышки: например реконструированная вышка в замке Таканэ снизу доверху обита деревянными досками.

С течением времени конструкция ямадзиро менялась, но незначительно. Рельеф местности все больше приспосабливали для целей обороны: стали увеличивать крутизну горных склонов (эскарпировать), лес вырубали на всех подступах к замку, чтобы обеспечить лучший обзор и лишить противника возможного укрытия. Перед стенами стали возводить сложные рвы, либо сухие, разделенные продольными и поперечными перегородками на секции, дно которых часто было утыкано острыми предметами, либо заполненные водой из горных потоков. Появились глиняные или земляные стены хэй, крытые соломой или деревянной дранкой. Замок теперь часто состоял из нескольких обнесенных укреплениями дворов и занимал уже не только вершину горы. Дворы располагались на горных склонах, причем каждый следующий двор находился выше предыдущего, например, ниномару выше санномару (хоммару занимал вершину горы).

Горные замки ямадзиро были почти единственным видом фортификации вплоть до конца XV в. Только в 1275 г., ввиду опасности монгольского вторжения, японцы построили длинную каменную стену вдоль берега бухты Хаката (на месте совр. г. Фукуока), недалеко от Мидзуки, возродив традиции шестисотлетней давности. Эта стена имела высоту около 5 м. Обращенная к морю сторона была отвесной, а внутренняя - наклонной, чтобы на стену можно было въезжать верхом. В 1281 г. при втором монгольском вторжении на этой стене заняли оборону японские лучники.

С середины XV до начала XVII века в Японии шла непрекращавшаяся борьба за власть и страну захлестнула волна гражданских войн. Потребность в мощных замках, а также появление в 1543 г. в Японии европейских торговцев вызвали коренные изменения в фортификации. Европейцы познакомили японцев не только с огнестрельным оружием, но и с европейскими идеями о фортификации. Большая мощь огнестрельного оружия по сравнению с луками вызвала необходимость делать стены и башни более прочными, а рвы более широкими.

Характерными чертами замков XVI века служат каменные стены исигаки и элегантные многоэтажные донжоны тэнсю. Появление последних было тесно связано с введением каменных стен, вернее, как будет показано позднее, облицованных камнем валов исгаки. Дело в том, что простые земляные насыпи не выдерживали тяжести многоэтажных башен. К тому же японский климат, с его сезоном дождей, тайфунами и землетрясениями ускорял эрозию почвы. Поэтому только с появлением облицованных камнем валов (исигаки) стало возможным строительство башен в несколько этажей.

В XVI веке было построено около двух сотен новых замков. Подавляющее их число занимали небольшую площадь - около 500-600 м в длину и 200-300 м в ширину. 

Возводились, впрочем, и огромные по размерам замки. Например, территория, обнесенная крепостными стенами в замке Одавара, занимала площадь в 170 га, а общая протяженность крепостных стен равнялась 5 км. Но самым величественным был замок Адзути, воздвигнутый по приказу Ода Нобунага в 1576-1579 гг. Он располагался на холме высотой 110 м и отстоял от столицы на расстояние 14 ри (около 55 км), которое можно было преодолеть за один день. Каменные стены достигали в высоту 20 м, что было совершенно необычно для Японии. Для их постройки использовались камни-великаны, причем отдельные экземпляры были столь велики, что для доставки каждого требовалось 2-3 тысячи человек. Один монолит получил даже название «камень-змея» - потребовалось 10 000 человек, чтобы доставить его на место. Однако больше всего поражает внутреннее убранство этого замка. В жилых покоях стены, потолки и опоры были оклеены золотой фольгой, покрыты черным и красным лаком, украшены резьбой по дереву. Замок Адзути простоял недолго - уже в 1582 г. он был разрушен войсками Акэти Мицухидэ, вассала Ода Нобунага, предавшего его. Но этот замок стал символом новой эпохи - Адзути- Момояма. Самым крупным замком считается замок в Осаке, построенный по приказу Тоётоми Хидэёси в 1583-1585 гг. Он стал олицетворением могущества и величия новой власти и выдержал не одну осаду. Над его строительством ежедневно трудились 20-30 тысяч человек. За большинством даймё - вассалов Хидэёси - были закреплены отдельные участки стройки, которые они должны были снабжать материалом и рабочей силой. Стараясь угодить Хидэёси, с ними соревновались многие другие даймё. С самых дальних концов страны доставляли камни огромных размеров. И все же камня не хватало: в дело шли камни близлежащих монастырей и надгробные плиты старых могил. В законченном виде замок имел высоту стен, достигавшую 36 м, и был окружен рвом шириной до 73 м и глубиной до 11 м!

Центральный замок провинции - хондзё, или нэдзиро, - обычно был окружен обширной сетью вспомогательных замков - сидзё, или эдадзиро, - и более мелких аванпостов хадзиро, которые вместе образовывали сложную линию обороны. В самых неожиданных местах армия противника могла наткнуться на еще более мелкие военные форты такие, как пост пограничного наблюдения сакамэдзиро, сторожевой пост бантэдзиро, пост, отвечавший за коммуникации, - цутаэнодзиро. Для успешных атакующих действий собственной армии строились аванпосты мукайдзиро. Есть свидетельства того, что господин Оби, глава клана Ито, имел 48 фортов, сгруппированных вокруг его замка в провинции Хюга, но клан Уэсуги превзошел даже его, расположив 120 фортов вокруг трех главных замков клана.

Для скорейшего предупреждения о приближении противника строилась целая сеть сигнальных вышек нороси. Считается, что первые такие вышки были построены еще в 664 г. по приказу императора Тэндзи. Нороси строили на возвышенностях на таком расстоянии, чтобы они были взаимно видимы (обычно около 25 км). Днем сигнал подавали дымом, а ночью - огнями. Чтобы сигнал был лучше виден, жаровню поднимали высоко вверх на длинном вращающемся рычаге. На сигнальных вышках круглосуточно дежурила команда из 6 человек: командира, его помощника и 4 рядовых.

Начиная с Сэнгоку дзидай («Эпоха враждующих провинций», 1482-1558 гг.), замки все чаще и чаще приобретали роль экономических центров провинции. Сюда стекались крестьяне, ремесленники и торговцы. Отдельные кварталы занимали вассалы даймё; размер дома самурая строго регламентировался в зависимости от его ранга, но только самураям разрешалось иметь дома, окруженные стенами с воротами. В результате возникли призамковые города или города-крепости (дзёкамати). 

Строились они так, чтобы максимально затруднить продвижение противника: со множеством узких извилистых улочек, Т-образных перекрестков и лабиринтов с тупиками. Некоторые из призамковых городов имели одну широкую улицу, ведущую к главным воротам замка (отэмон). Однако атакующий, который решал воспользоваться этой дорогой, попадал в самый укрепленный район города: ворота отэмон были самыми мощными, а по сторонам улицы располагались дома самых верных вассалов. Во многих современных городах (например, Токио, Осака) можно найти следы этой старой планировки. Отдельные места продолжают носить соответствующие названия: Маруноути («внутри рва»), Отэмати («город основных ворот») и т.п.

В период Эдо (1603-1868 гг.) в Японии постепенно воцарился мир. Соответственно необходимость в фортификационных сооружениях отпала и замки использовались лишь для демонстрации могущества их владельца (даймё). Они становились центрами политической и экономической жизни области, так же как символами власти и демонстрацией эстетических предпочтений их владельцев.

Сёгунат Токугава, правивший в этот период, издал указ, по которому в каждой провинции должен был располагаться только один замок. Целью данного указа было ограничить возможные очаги сопротивления мятежников. В результате в одних провинциях были разрушены превосходные замки, которые оказались лишними, а в других были построены совершенно бесполезные замки. Согласно этому же закону, известному как иккокуитидзё, каждый даймё должен был испрашивать разрешение на постройку, восстановление или перестройку своего замка. Разрешение на восстановление замка обычно предоставлялось, но с тем условием, что замок должен быть реконструирован в соответствии с его первоначальным видом. Благодаря этому многие замки имеют свой исконный облик.

В то же время, так как правительство Токугава не восстанавливало донжон замка Эдо, многие даймё колебались с восстановлением донжонов собственных замков. Когда же они все-таки решались на этот рискованный шаг, донжон обычно именовали не тэнсю («донжон»), а просто ягура («башня»),

В 1868 г. с реставрацией Мэйдзи в Японии закончился период феодализма, и в 1873 г. был принят Закон об уничтожении замков, как нежелательных элементов феодализма. Соответственно к 1875 г. 2/3 из 170 замков периода Эдо было уничтожено. Многие из оставшихся замков были разрушены во время пожаров, землетрясений и в ходе Второй мировой войны. В 1900 г. японцы вновь ощутили интерес к собственной истории, и с тех пор многие замки были реконструированы. Однако при этом далеко не всегда прибегали к традиционным конструкциям и материалам. Во многих реконструированных замках использованы современные железобетонные конструкции, так что они лишь внешне схожи со старыми замками. Некоторые замки построены как достопримечательности для туристов там, где раньше не существовало никаких укреплений или они были полностью разрушены. К настоящему времени только 12 замков может похвастаться подлинными донжонами (главными башнями).

<== предыдущая лекция | следующая лекция ==>
Техника безопасности при работе с лобзиком | Четыре главных конструктивных элемента замков в Японии


Дата добавления: 2020-02-06; просмотров: 183;


Поделитесь с друзьями:

Вы узнали что-то новое, можете расказать об этом друзьям через соц. сети.

Поиск по сайту:

Введите нужный запрос и Знаток покажет, что у него есть.
Znatock.org - Знаток.Орг - 2017-2020 год. Материал предоставляется для ознакомительных и учебных целей. | Обратная связь
Генерация страницы за: 0.01 сек.