Основы дирижерской техники



Настоящий дирижер должен обладать сложным, многогранным комплексом многих качеств — талантом, умением, волей, слухом, опытом. Однако, весь этот сложный и многообразный комплекс, все намерения и замыслы останутся нереализованными, не дойдут до своей конечной цели — оркестра, если дирижер не обладает возможностями для их зрительного воплощения, не может легко и свободно показать оркестру темп, динамику, характер и свою трактовку произведения.

Современная музыка за последние десятилетия значительно усложнилась. И управление оркестром (даже очень высокой квалификации и уровня) сделалось невозможным без высокоразвитой техники дирижера.

Что же такое дирижерская техника?

Совсем еще недавно существовало мнение, что учиться дирижированию не надо, что дирижером надо родиться, что талант вложен в человека самой природой.

Нужны ли в наше время дискуссии о необходимости дирижерской техники? Вряд ли могут быть два ответа на этот вопрос. И не стоило бы вдаваться в полемику, если бы еще и теперь не встречались поборники этого устаревшего мнения, формулирующие его более завуалированно.

Далеко не всегда можно наблюдать и достаточную ясность в понимании того, что же такое дирижерская техника? Представление о ней весьма разнообразно. Одни включают сюда очень широкий комплекс знаний и навыков, чтение партитур, работу с оркестром в репетиционном периоде, собственно дирижерские жесты и т. п. На наш взгляд, дирижерская техника — это прежде всего непосредственное воспроизведение дирижером исполняемой музыки с помощью движений его рук.

Мануальная техника. Название свое мануальная техника получила от латинского слова manos, что означает «рука». Это сумма приемов, позволяющих дирижеру передавать псе его намерения: необходимую «информацию» о темпе, ритме, метре, характере, динамике; показ основных вступлений инструментам или их группам; свою трактовку произведения. Мануальная техника позволяет дирижеру легко обращаться со своим «инструментом» — оркестром, владеть им и извлекать то звучание, какое нужно дирижеру.

Основой мануальной техники служит метрическая организация ритмического единства музыки !.

Техника никогда не должна быть рассматриваема как самоцель, но всегда подчинена задачам одухотворенной передачи исполняемой музыки. Она может быть неощутима слушателями, и даже оркестром, которым дирижер управляет. Но именно техника всегда должна формировать любой жест дирижера.

Дирижерская техника состоит из многих, давно сложившихся правил и закономерностей, которые могут быть систематизированы и обобщены. Музыканта можно научить правильно и ясно дирижировать, развить в нем способность «выражать руками музыку».

Возможности развития и совершенствования техники рук поистине безграничны. Но техника принесет свою немалую пользу лишь в том случае, если ею обладает дирижер, прекрасно знающий исполняемую партитуру, глубоко мыслящий, отлично слышащий и умеющий контролировать звучание всего оркестра и каждого музыканта в отдельности.

Техника рук должна быть освоена и изучена много прежде, чем дирижер появится перед оркестром. Учиться технике на оркестре недопустимо.

Жест, мимика и слово. Жест — главное средство выражения музыки дирижером. Это движение руки, определяющее: 1. Темп. 2. Счетные доли такта. 3. Динамику. 4. Характер музыки.

Нет жестов абстрактных и ничего не выражающих: они теснейшим образом связаны, согласованы с музыкой, эквивалентны ей, не «изображая», но «вызывая» ее, всегда имеют конкретную направленность и значение, наполнены определенным смыслом и содержанием. Нотные знаки партитуры дают предпосылки, обоснования для определенных жестов дирижера. В свою очередь, эти жесты должны вызвать уже в реальном звучании оркестра именно ту музыку, которая и была заключена в партитуре.

Жесты можно разделить на тактирующие (правая рука) и выразительные (левая рука). Каждый жест правой руки дирижера имеет свое назначение в общем комплексе ее движений. И различная организация этих жестов-движений определяет структуру тактов (об этом см. ниже в главе «Сетки или схемы тактирования»). Все основные указания («посылы») дирижера оркестру осуществляются им с помощью жестов и дополняются мимикой. Размеры жестов должны быть экономны, чтобы не утомлять понапрасну внимание исполнителей. Однако, в нужный момент широкий, крупный и энергичный жест сделается действительно необходимым и привлечет к себе внимание оркестрантов.

Значение жеста заключается также в том, что им одним дирижер может передавать оркестру все свои намерения и все основные элементы исполняемой музыки.

Легкость, пластичность — необходимое качество выразительного жеста. Пластика рук органически связана с освобождением их и свободным падением под воздействием собственной тяжести (о чем еще будет сказано).

Дирижируя, не следует специально думать о своих жестах: они должны возникать сами собой, быть столь же естественными, как и любое проявление человеческих действий, чувств и эмоций.

Мимика сопутствует жесту, дополняет его. Невозможно в наше время представить себе дирижера, уткнувшегося в партитуру и не обращающего на оркестрантов никакого внимания (само собой разумеется, что исполнители обязаны всегда держать в поле своего «бокового зрения» руки и лицо дирижера). Выразительность взгляда и мимики дирижера способствуют верному пониманию оркестрантами дирижерского жеста и исполняемой музыки, укрепляют их уверенность, помогают предотвратить и даже иногда исправить ошибки. Это — живой контакт между дирижером и исполнителями. Однако, чрезмерная, утрированная мимика — это уже крупный недостаток, как и излишнее увлечение внешними движениями, не направленными на раскрытие содержания музыки, но лишь подчеркивающими личные, более «театральные» эмоции. Эта внешняя сторона поведения дирижера за пультом — «эффектные» позы, потрясание шевелюрой, размахивание руками (более похожая на балет, чем на управление оркестром) — не что иное, как «работа на публику». Подобная (и к сожалению, не столь уж редко встречаемая) манерность ничего не прибавляет к исполнительским качествам дирижера. И напротив — отвлекает внимание оркестрантов от их основной цели — наилучшего исполнения музыки. Более того — это недостойно серьезного музыканта и дирижера.

Слово — лишь вспомогательное средство, применяемое исключительно на первом (репетиционном) этапе работы дирижера с оркестром. Можно восполнить словом то, что было недостаточно ясно выражено жестом или недопонято оркестром. Ведь даже при условии предельной ясности и выразительности рук дирижера не всегда имеется гарантия, что все его «посылы» будут правильно и точно восприняты и выражены оркестрантами. Вот именно в подобных случаях дирижеру должно помочь не только простое повторение данного эпизода, но также и слово, разъясняющее причины неудачи. Дирижер вправе рассказать поэтическое содержание, литературный сюжет (если он имеется), нарисовать какую-то условную картину смысла произведения. Разъяснить свое понимание данного сочинения или его отдельных мест.

Дирижер может также пропеть мелодию какого-либо инструмента, показывая этим наглядно нужные ему характер, выразительность, дыхание или фразировку. Этим он может добиться еще большего успеха, нежели при объяснении словом.

Однако, никогда не следует словами объяснять то, что уже написано в нотах! Слово бессильно перед жестом. Применять слово следует крайне ограниченно, экономно, лишь в самых необходимых случаях, когда первые два способа (жест и мимика) оказываются явно недостаточными. Музыканты оркестров всего мира не любят дирижеров, много разговаривающих и теряющих при этом дорогое время.

На последней стадии работы дирижера с оркестром — исполнении произведения в концерте или спектакле — слово совершенно исключается из арсенала дирижера и уступает место жестам и мимике.





Дата добавления: 2020-04-18; просмотров: 168;


Поделитесь с друзьями:

Вы узнали что-то новое, можете расказать об этом друзьям через соц. сети.

Поиск по сайту:

Введите нужный запрос и Знаток покажет, что у него есть.
Znatock.org - Знаток.Орг - 2017-2021 год. Материал предоставляется для ознакомительных и учебных целей. | Обратная связь
Генерация страницы за: 0.006 сек.